Последние фото

 

Александр Пойнтнер: Я был зависим от побед и чувства превосходства

19 марта 2014

 

«Мы хотели показать другие результаты»

Александр Пойнтнер, разумеется, был очень недоволен результатом, который показала его команда во время личного первенства на полётном ЧМ в Гаррахове. Томас Дитхарт стал лучшим из избалованной успехами австрийской сборной, заняв 9 место.

Затем ничего не изменилось, так как соревнования прошли всего в две попытки из запланированных четырех. Бог погоды, видимо, потерял всякий интерес к прыжкам и не допустил дальнейших полетов.

Таким образом, австрийцы остались без одиночной награды впервые с  Планицы 2004 года. В интервью с LAOLA1 Александр Пойнтнер рассказывает о взлетах и падениях  в этом сезоне и о суматохе, которая в последнее время царит в «орлином гнезде».

 

- Алекс, как ты расцениваешь выступление твоих подопечных в личном первенстве на ЧМ по полетам?

А.П. – От результата мы, конечно, ожидали немного другого. Шансы на это у нас были. С одной стороны это Грегор, с другой стороны - три молодых парня, если бы кто-то из них смог показать хорошее соревнование. Но нам это не удалось, мы должны это выдержать. Это важно для командного соревнования (напомним, командное соревнование по полётам в этом году было отменено из-за погодных условий). 

 

- Грегор в свои 24 года является твоим самым возрастным прыгуном на данный момент. И это изменилось всего лишь за последние месяцы. Как ты смотришь на  смену поколений в твоей команде?

А.П.- Многие годы со всех сторон звучало, пять супер-адлеров не впустят никого и это строило некую стену вокруг них. Если такое доминирование прослеживается в одной сборной, это  очень тяжело. для молодого спортсмена всегда очень трудно пробиться в такую сборную и у него моментально появляется чувство, что он должен сделать что-то невообразимое, чтобы задержаться в команде.  Этим были сломаны многие спортсмены. Но сейчас же все стало разворачиваться очень быстро. Двое из наших молодых ребят уже можно сказать два года в национальной сборной. Михаэль Хайбёк наконец-то сделал уверенный шаг вперед, который от него ожидали уже в течение последних 2-3 лет. Штефан Крафт во время Олимпийских Игр в Сочи прыгал в Континентальном кубке и смог добиться необходимого ему чувства отвлеченности. С его подиумом в Лахти он наконец-то понял, что он способен делать прыжки, приносящие ему такие результаты.

 

- Насколько это важно для команды, чтобы в сборной появлялся так сказать «свежий ветер»?

А.П. – это очень важно. Это всего лишь течение времени. Такие спортсмены как Мартин Кох уже зависят непосредственно от своего организма. Они уделяют больше времени терапии, нежели тренировкам. И поэтому очень важно, что молодые ребята подтянулись. Хотя это бывает и не так просто. Я просмотрел статистику, Михаэль Хайбёк уже на протяжении четырех лет пытался пробиться в основу и закрепиться в ней, но это произошло только в этом сезоне. У Штефана Крафта это было все намного быстрее.  А с Томасом Дитхартом..это совсем другая ситуация, которая надолго сохранится в истории нашего спорта.

 

- Да, результаты молодняка радуют, но вот что касается старожилов команды. Вольфганг Лойтцль не отобрался в Олимпийскую сборную, Андреас Кофлер не получил права выступить на Играх, Мартин Кох принял решение о завершении карьеры. Упрекают ли они вас в этом? Или допустили спортсмены сами ошибки?

А.П. С нашей сборной приключилось в этом сезоне такое, что я не пожелаю ни одной другой команде. У нас было три тяжелых падения – двое из них пришли на Томаса Моргенштерна, третье – Андреаса Кофлера. Это все имело последствия. Сперва у Кофлера это было не так легко заметить – нелегко признавать, что тебе надо полностью осмыслить и пережить  падение, чтобы больше не думать о нем. А ведь все это рождало неуверенность в себе и своих силах. Это длилось несколько месяцев, прежде чем он снова вернулся на свой уровень. У Томаса же это было два раза как кулаком в глаз.

 

- Целый сезон был каким-то волнообразным по эмоциям. тебе не кажется? Много падений, неожиданная победа Томаса Дитхарта в ТЧТ, хаос во время Олимпийских Игр. Было ли у тебя мысль, взять пару дней перерыва и просто отдохнуть от этого всего?

А.П. – Я был долгое время зависим от успехов и чувства превосходства. Это доставляло мне удовольствие быть зависимым от таких вещей. В этот сезон я вступил с внутренней силой, я был готов ко всем поставленным задачам. И даже к подобным, как вернуть уверенность в своих парней после падений. Именно в такие моменты понимаешь, что главное не только  заставлять ребят показывать красивые далекие прыжки. Вы знаете, но даже со всеми этими трудностями, я получил колоссальное удовольствие, потому что я знал, моим спортсменам  по силам перебороть себя.  Если  не умеешь справляться с моральным давлением, то не получится хорошего спортсмена, хорошей команды или хорошего тренера.

 

- Во время Олимпийских Игр в Сочи была большая суматоха. Внутри команды были проблемы…

А.П. – Некоторые вещи я сейчас не хочу выносить на обозрение. Но вы знаете, любое высказывание позитивное или негативное сразу дает поводы для разговоров в СМИ и честно, нам не нужны подобные ситуации. Я не хочу даже думать об этом. Мы должны сконцентрироваться на соревнованиях. 

 

- Австрийская сборная всегда была избалованная успехами. Вы выиграли все, что только можно было выиграть. Правда в последнее время все идет не слишком по вашему желанию, что послужило поводом для критики вашей сборной. Реагируешь ли ты, реагирует ли команда, когда СМИ начинают нагнетать?

А.П. К сожалению, без этого никуда. Но ведь это понятно, что нет такого спортсмена и нет такой команды, которая начинает с успехов и заканчивает только успехами. Мы должны просматривать различные уровни. В последние годы мы праздновали новые рекорды. Это же сложно писать всегда то же самое. Это просто становится скучным. Но когда вдруг что-то начинает меняться, как например, сейчас у нас смена поколений, тогда можно было бы написать « ООО да! Вот оно!» но это неинтересно. Лучше просто провести линию и поглядеть - тогда у нас были такие успехи, сейчас другие.

Для меня как любителя других видов спорта нет ничего прекраснее слышать причины, когда что-то идет не так и появляется какое-то сопротивление. Как реагирует спортсмен? Как реагирует команда? И это крайне важно для дальнейшего протекания событий. Это создает определенный кураж. Ты должен думать, как себя поставить и что нужно сказать. Конечно, было бы приятней, если бы ничего этого не было. Но если выйти  за рамки спорта, мы увидим, что  ведь в нашей обыденной жизни не всегда идет все так, как мы это себе представляли.  Нет такого человека, который уходя на пенсию скажет. Да все было нереально круто. Каждый из нас встречается с трудностями и каждый должен быть способен их побороть. Все это делает нашу жизнь интересней.

 

- На настоящий момент в 5-ке лучших прыгунов общего зачета кубка Мира нет ни одного австрийца. Знаешь ли ты, когда такое случалось последний раз?

А.П.- Нет, я не в курсе.

 

- Это сезон 2000/2001. Грегор Шлиренцауэр во время Олимпийских Игр в Сочи заявил, что в материальном и техническом плане вы отстаете от других команд. Неужели у австрийской лыжной федерации нет возможности предоставить своим спортсменам все необходимое, чтобы они прыгнули в направление хрустального глобуса?

А.П. Тогда мы должны просмотреть с вами полностью сезон. И у нас достаточно времени, чтобы впоследствии сделать это. С одной стороны мы имеем то, что написано на бумаге, с другой стороны в одной третьей сезона мы потеряли одного из самых наших стабильных спортсменов – я говорю о Томасе Моргенштерне. Грегор Шлиренцауэр направлял всю свою подготовку в сторону Олимпийских Игр в Сочи. И все мы знали, что он не был в той форме, в которой мы хотели его бы видеть. У нас нет ни одного спортсмена на первых строчках общего зачета – это статистика. Но спасибо Богу, что у нас появились такие спортсмены, как  Томас Дитхарт и Штефан Крафт. Они в топ-10! Новые лица, которые  переложили на себя ответственность в национальной сборной.

 

- Ты бы хотел что-то изменить в этом сезоне?

А.П. – Мне в голову приходит сразу падение Андреаса Кофлера. В этом сезоне он был способен прыгать на победу в общем зачете Кубка Мира. После падения он не смог быстро прийти в себя и все больше превращался просто в пассажира.

 - Мартин Кох раз высказался о том, что прыжки раньше были более семейными. Как ты рассматриваешь развитие?

А.П. если мы с вами откроем нынешний календарь соревнований и скажем другой 10-летней давности, то увидим, как все изменилось, и что сейчас просто нет времени для того, чтобы перевести дух.  Примером, я могу назвать японскую сборную. Они почти всегда в разъездах  и не видят своих родных. Наша сборная, начиная с Виллингена, была почти всегда в дороге. Отдых всегда играет огромную роль. Раньше можно было пропустить кружку пива, поговорить на разные темы, таким образом отвлечься от трамплинов и прыжков в целом. Но для этого фактически у нас просто нет времени. Мы просто уже не распаковываем сумки.  На примере Осло скажу, в 19 часов квалификация, в 21 обратно в отель. В 23 заканчиваем все обсуждения с командами. И там ты уже задумываешься, хочешь ли ты пойти выпить с кем-то пиво или же пойдешь сразу же в постель.

 

- В завершении хотелось бы задать вопрос о твоем профессиональном будущем, т.к. твой контракт с федерацией истекает. Горит ли еще внутри огонь продолжать работу с командой? Есть ли сейчас обсуждения с австрийской федерацией?

А.П. Да, разговоры начались еще до начала Олимпийских Игр. Я достиг много на протяжении этих 10 лет. Смена поколений в этом сезоне доставило мне столько радости в моей работе, несмотря на то, что в целом сезон был тяжелым. Конечно, у меня есть возможности заниматься и чем-то другим, а не только до пенсии отправлять спортсменов с трамплина. Возможно, это звучит как-то тривиально, но в этом заложено слишком много. Это разнообразие заданий доставляло столько удовольствия. Я могу представить себя и дальше работающим в этой сфере. Микс из части супер-адлеров и новичков  является огромной ответственной работой.

 

- Ты мог бы себе представить и дальше работающим в прыжках на лыжах, но уже не в качестве тренера?

А.П. Я могу себе многое представить – и в нашем спорте, и за пределами его. Мне повезло, что в течение 10 лет я был главным тренером такой сборной, и круг моей деятельности был разнообразным.  Тони Иннауэр и Алойс Липбургер научили меня, что наш спорт функционирует на разных уровнях, которым ты еще сам должен научиться. Я полностью воспользовался этим шансом – я совершенствовался в ментальном и техническом плане. Я бы рискнул окунуться и в другие направления.

 

-Огромное спасибо за интервью.

 

Автор перевода Дарья Машкина

Источник www.laola1.at

 

Александр Пойнтнер: Я был зависим от побед и чувства превосходства.

 

«Мы хотели показать другие результаты»

Александр Пойнтнер, разумеется, был очень недоволен результатом, который показала его команда во время личного первенства на полётном ЧМ в Гаррахове. Томас Дитхарт стал лучшим из избалованной успехами австрийской сборной, заняв 9 место.

Затем ничего не изменилось, так как соревнования прошли всего в две попытки из запланированных четырех. Бог погоды, видимо, потерял всякий интерес к прыжкам и не допустил дальнейших полетов.

Таким образом, австрийцы остались без одиночной награды впервые с  Планицы 2004 года. В интервью с LAOLA1 Александр Пойнтнер рассказывает о взлетах и падениях  в этом сезоне и о суматохе, которая в последнее время царит в «орлином гнезде».

 

- Алекс, как ты расцениваешь выступление твоих подопечных в личном первенстве на ЧМ по полетам?

А.П. – От результата мы, конечно, ожидали немного другого. Шансы на это у нас были. С одной стороны это Грегор, с другой стороны - три молодых парня, если бы кто-то из них смог показать хорошее соревнование. Но нам это не удалось, мы должны это выдержать. Это важно для командного соревнования (напомним, командное соревнование по полётам в этом году было отменено из-за погодных условий). 

 

- Грегор в свои 24 года является твоим самым возрастным прыгуном на данный момент. И это изменилось всего лишь за последние месяцы. Как ты смотришь на  смену поколений в твоей команде?

А.П.- Многие годы со всех сторон звучало, пять супер-адлеров не впустят никого и это строило некую стену вокруг них. Если такое доминирование прослеживается в одной сборной, это  очень тяжело. для молодого спортсмена всегда очень трудно пробиться в такую сборную и у него моментально появляется чувство, что он должен сделать что-то невообразимое, чтобы задержаться в команде.  Этим были сломаны многие спортсмены. Но сейчас же все стало разворачиваться очень быстро. Двое из наших молодых ребят уже можно сказать два года в национальной сборной. Михаэль Хайбёк наконец-то сделал уверенный шаг вперед, который от него ожидали уже в течение последних 2-3 лет. Штефан Крафт во время Олимпийских Игр в Сочи прыгал в Континентальном кубке и смог добиться необходимого ему чувства отвлеченности. С его подиумом в Лахти он наконец-то понял, что он способен делать прыжки, приносящие ему такие результаты.

 

- Насколько это важно для команды, чтобы в сборной появлялся так сказать «свежий ветер»?

А.П. – это очень важно. Это всего лишь течение времени. Такие спортсмены как Мартин Кох уже зависят непосредственно от своего организма. Они уделяют больше времени терапии, нежели тренировкам. И поэтому очень важно, что молодые ребята подтянулись. Хотя это бывает и не так просто. Я просмотрел статистику, Михаэль Хайбёк уже на протяжении четырех лет пытался пробиться в основу и закрепиться в ней, но это произошло только в этом сезоне. У Штефана Крафта это было все намного быстрее.  А с Томасом Дитхартом..это совсем другая ситуация, которая надолго сохранится в истории нашего спорта.

 

- Да, результаты молодняка радуют, но вот что касается старожилов команды. Вольфганг Лойтцль не отобрался в Олимпийскую сборную, Андреас Кофлер не получил права выступить на Играх, Мартин Кох принял решение о завершении карьеры. Упрекают ли они вас в этом? Или допустили спортсмены сами ошибки?

А.П. С нашей сборной приключилось в этом сезоне такое, что я не пожелаю ни одной другой команде. У нас было три тяжелых падения – двое из них пришли на Томаса Моргенштерна, третье – Андреаса Кофлера. Это все имело последствия. Сперва у Кофлера это было не так легко заметить – нелегко признавать, что тебе надо полностью осмыслить и пережить  падение, чтобы больше не думать о нем. А ведь все это рождало неуверенность в себе и своих силах. Это длилось несколько месяцев, прежде чем он снова вернулся на свой уровень. У Томаса же это было два раза как кулаком в глаз.

 

- Целый сезон был каким-то волнообразным по эмоциям. тебе не кажется? Много падений, неожиданная победа Томаса Дитхарта в ТЧТ, хаос во время Олимпийских Игр. Было ли у тебя мысль, взять пару дней перерыва и просто отдохнуть от этого всего?

А.П. – Я был долгое время зависим от успехов и чувства превосходства. Это доставляло мне удовольствие быть зависимым от таких вещей. В этот сезон я вступил с внутренней силой, я был готов ко всем поставленным задачам. И даже к подобным, как вернуть уверенность в своих парней после падений. Именно в такие моменты понимаешь, что главное не только  заставлять ребят показывать красивые далекие прыжки. Вы знаете, но даже со всеми этими трудностями, я получил колоссальное удовольствие, потому что я знал, моим спортсменам  по силам перебороть себя.  Если  не умеешь справляться с моральным давлением, то не получится хорошего спортсмена, хорошей команды или хорошего тренера.

 

- Во время Олимпийских Игр в Сочи была большая суматоха. Внутри команды были проблемы…

А.П. – Некоторые вещи я сейчас не хочу выносить на обозрение. Но вы знаете, любое высказывание позитивное или негативное сразу дает поводы для разговоров в СМИ и честно, нам не нужны подобные ситуации. Я не хочу даже думать об этом. Мы должны сконцентрироваться на соревнованиях. 

 

- Австрийская сборная всегда была избалованная успехами. Вы выиграли все, что только можно было выиграть. Правда в последнее время все идет не слишком по вашему желанию, что послужило поводом для критики вашей сборной. Реагируешь ли ты, реагирует ли команда, когда СМИ начинают нагнетать?

А.П. К сожалению, без этого никуда. Но ведь это понятно, что нет такого спортсмена и нет такой команды, которая начинает с успехов и заканчивает только успехами. Мы должны просматривать различные уровни. В последние годы мы праздновали новые рекорды. Это же сложно писать всегда то же самое. Это просто становится скучным. Но когда вдруг что-то начинает меняться, как например, сейчас у нас смена поколений, тогда можно было бы написать « ООО да! Вот оно!» но это неинтересно. Лучше просто провести линию и поглядеть - тогда у нас были такие успехи, сейчас другие.

Для меня как любителя других видов спорта нет ничего прекраснее слышать причины, когда что-то идет не так и появляется какое-то сопротивление. Как реагирует спортсмен? Как реагирует команда? И это крайне важно для дальнейшего протекания событий. Это создает определенный кураж. Ты должен думать, как себя поставить и что нужно сказать. Конечно, было бы приятней, если бы ничего этого не было. Но если выйти  за рамки спорта, мы увидим, что  ведь в нашей обыденной жизни не всегда идет все так, как мы это себе представляли.  Нет такого человека, который уходя на пенсию скажет. Да все было нереально круто. Каждый из нас встречается с трудностями и каждый должен быть способен их побороть. Все это делает нашу жизнь интересней.

 

- На настоящий момент в 5-ке лучших прыгунов общего зачета кубка Мира нет ни одного австрийца. Знаешь ли ты, когда такое случалось последний раз?

А.П.- Нет, я не в курсе.

 

- Это сезон 2000/2001. Грегор Шлиренцауэр во время Олимпийских Игр в Сочи заявил, что в материальном и техническом плане вы отстаете от других команд. Неужели у австрийской лыжной федерации нет возможности предоставить своим спортсменам все необходимое, чтобы они прыгнули в направление хрустального глобуса?

А.П. Тогда мы должны просмотреть с вами полностью сезон. И у нас достаточно времени, чтобы впоследствии сделать это. С одной стороны мы имеем то, что написано на бумаге, с другой стороны в одной третьей сезона мы потеряли одного из самых наших стабильных спортсменов – я говорю о Томасе Моргенштерне. Грегор Шлиренцауэр направлял всю свою подготовку в сторону Олимпийских Игр в Сочи. И все мы знали, что он не был в той форме, в которой мы хотели его бы видеть. У нас нет ни одного спортсмена на первых строчках общего зачета – это статистика. Но спасибо Богу, что у нас появились такие спортсмены, как  Томас Дитхарт и Штефан Крафт. Они в топ-10! Новые лица, которые  переложили на себя ответственность в национальной сборной.

 

- Ты бы хотел что-то изменить в этом сезоне?

А.П. – Мне в голову приходит сразу падение Андреаса Кофлера. В этом сезоне он был способен прыгать на победу в общем зачете Кубка Мира. После падения он не смог быстро прийти в себя и все больше превращался просто в пассажира.

 - Мартин Кох раз высказался о том, что прыжки раньше были более семейными. Как ты рассматриваешь развитие?

А.П. если мы с вами откроем нынешний календарь соревнований и скажем другой 10-летней давности, то увидим, как все изменилось, и что сейчас просто нет времени для того, чтобы перевести дух.  Примером, я могу назвать японскую сборную. Они почти всегда в разъездах  и не видят своих родных. Наша сборная, начиная с Виллингена, была почти всегда в дороге. Отдых всегда играет огромную роль. Раньше можно было пропустить кружку пива, поговорить на разные темы, таким образом отвлечься от трамплинов и прыжков в целом. Но для этого фактически у нас просто нет времени. Мы просто уже не распаковываем сумки.  На примере Осло скажу, в 19 часов квалификация, в 21 обратно в отель. В 23 заканчиваем все обсуждения с командами. И там ты уже задумываешься, хочешь ли ты пойти выпить с кем-то пиво или же пойдешь сразу же в постель.

 

- В завершении хотелось бы задать вопрос о твоем профессиональном будущем, т.к. твой контракт с федерацией истекает. Горит ли еще внутри огонь продолжать работу с командой? Есть ли сейчас обсуждения с австрийской федерацией?

А.П. Да, разговоры начались еще до начала Олимпийских Игр. Я достиг много на протяжении этих 10 лет. Смена поколений в этом сезоне доставило мне столько радости в моей работе, несмотря на то, что в целом сезон был тяжелым. Конечно, у меня есть возможности заниматься и чем-то другим, а не только до пенсии отправлять спортсменов с трамплина. Возможно, это звучит как-то тривиально, но в этом заложено слишком много. Это разнообразие заданий доставляло столько удовольствия. Я могу представить себя и дальше работающим в этой сфере. Микс из части супер-адлеров и новичков  является огромной ответственной работой.

 

- Ты мог бы себе представить и дальше работающим в прыжках на лыжах, но уже не в качестве тренера?

А.П. Я могу себе многое представить – и в нашем спорте, и за пределами его. Мне повезло, что в течение 10 лет я был главным тренером такой сборной, и круг моей деятельности был разнообразным.  Тони Иннауэр и Алойс Липбургер научили меня, что наш спорт функционирует на разных уровнях, которым ты еще сам должен научиться. Я полностью воспользовался этим шансом – я совершенствовался в ментальном и техническом плане. Я бы рискнул окунуться и в другие направления.

 

-Огромное спасибо за интервью.

 

Автор перевода Дарья Машкина

Источник www.laola1.at



« Назад к списку

Наши спонcоры и партнеры: Трубная Металлургическая Компания FIS Кондактио Олимпия